Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

2009

Супостаты перед выборами

Лег спать уже далеко за полночь. Прослушал новости по радио Вести-ФМ и был поражен. Да, именно поражен.
Сперва передали обращение Путина к избирателям, а потом - как прорвало: о разных бедах и неприятностях.
Впечатление от обращения было смазано категорически!
И это правительственное радио.
Как объяснить?
Рука Госдепа?  Навальный? Глупость или измена?
Наверное, я просто устал, и мне мерещатся супостаты.
2009

Мой день рождения

Спасибо всем, кто поздравил меня с днем рождения.
8 мая - день, когда я мысленно встречаюсь с моими молодыми родителями, он повторяется из года в год. Рассказывал об этом Володе Хотиненко и Надежде Кожушаной, они использовали, молодцы.
Фильм получился очень родной.
Зеркало для героя (1987) СССР фантастика, фэнтези, драма - Яндекс.Видео (yandex.ru)

С той поры прошло много лет.
Сегодня моим донецким землякам трудно. Нас всех ждут трудные времена. Наше время циклично.
2009

Заметки старого романтика

Читаю (перечитываю с новым интересом) "Другие берега" Набокова. Это автобиография большого мастера. Большого, но не великого. Тем не менее, мне нравится его скептическая и одновременно нежная любовь к имперской России.
Впрочем, кому-то он совсем не близок из-за своей холодной отстраненности. Он мало кого любит, явно эгоистичен и высокомерен.
Имеет право, ничего не возражу.
Я же о другом. Он принадлежал к очень богатому и известному роду. Его дед был министром юстиции при Александре Третьем, отец - юрист, один из главных деятелей конституционно-демократической партии, бывшей идеологом Февральского переворота. О богатстве отца можно судить по информации сына, что в их поместье рядом с Питером было 50 слуг, а в столице - большой дом на Большой Морской улице, 47.
После Октября семья оказалась в эмиграции, в бедности. Отец погиб, защищая от нападения двух "черносотенцев" председателя партии Милюкова (многое сделал для обрушения империи).
Естественно, Набоков-писатель проклинает Ленина и Сталина за живодерство.
И нельзя сказать, что он неправ. Прав, сто раз прав!
Но с одной поправочкой:. начинать надо с себя.
Как сетовал в эмиграции академик П.Б. Струве, тоже патриот и интеллектуал: власти надо было бить оппозицию палкой по голове, даже по моей голове!
Я же как монархист и сталинист, то есть уважающий и любящий всю нашу историю, какой бы они ни была, обращаю свой печальный взор на нынешних власть предержащих.
По-моему они хотят проскочить между струйками.
Какая у них "любимая мысль"? Кто для них авторитет? Какие герои служат примером?
Ельцин, совершивший государственный переворот, расстреляв парламент? Националист-антисоветчик Солженицын, призывавший отделить от СССР ряд республик? Писатель Гранин, для которого Сталин был равен Гитлеру? Митрополит Иларион, известный теми же "открытиями"?
Допустим, что все они достойные мыслители.
А что еще?
Чубайс, который назвал Достоевского с человеконенавистником?
И он достойный мыслитель.
Сегодня журнал МИДа "Международная жизнь" напечатал мою статью
https://interaffairs.ru/jauthor/material/2234
Публикация далась мне огромными усилиями.
Две центральные газеты отверли ее, причем в одной было сказано, что нельзя пропагандировать Сталина. Посылал людям в Администрацию президента и министерство обороны. Тот же результат.
Вчера с любопытством увидел в информации на России24 репортаж о публикации документов про пакт Молотова-Риббентропа. Нарышкин с оправдывающейся интонацией сказал, что не СССР предложил этот договор, а Германия. О предшествующих же интригах, о неизбежной уже тогда войне, о Мюнхенском сговоре, о Локарно, когда Германию буквально натравливали на нас, о Польше, у которой был тайный договор с немцами, не было сказано. Во всяком случае по телевизору.
Прекрасная наступательная и правдивая политика! Я был в восторге.
Поэтому считаю мою статью малозаметной партизанской акцией старого романтика. Ну хоть что-то...
2009

Немного конспирологии: Поясняю для поколения ЕГЭ. На пальцах. Об игре POKEMON GO!

2009

Последствия переворота-9,10

3.

Ставка. Кабинет Царя. Генералы, иностранные военные представители, британский посол Джорж Бьюкенен.

Бьюкенен. Ваше императорское величество! Мне оказана большая честь вручить вам Большой рыцарский крест ордена Бани, высшего ордена Британской империи, и от имени короля Георга, вашего кузена, передать вам свидетельство огромного уважения, которое народ Британии испытывает к русскому народу и его венценосному вождю. Мы уверены, что под вашим водительством доблестные русские армии в союзе армиями Британии и Франции разгромят наших врагов.

(Вручает орден. Собравшиеся аплодируют. Шкатулка с орденом в руках царя.)

Царь. Благодарю, господин посол. Передайте моему брату, его величеству королю Георгу, что Россия всегда будет верна своим доблестным союзникам. Надеюсь, вскоре в Европе будет мир. Не сомневаюсь в нашей победе.

(Все подходят с поздравлениями. Царь и Бьюкенен отходят в сторону.)

Бьюкенен. Могу ли я предложить на ваше усмотрение одно обстоятельство? Японский посол Мотоно вскоре покидает Россию и возвращается домой. У него есть заманчивая идея, которую наверняка поддержит микадо: в обмен на северную часть острова Сахалин они могли направить на германский фронт японский воинский контингент.

Царь. Абсолютно исключено! Я не могу уступить ни пяди русской земли.

Collapse )
2009

Мой сценарий о Сталине - 7

Предзимняя Москва. Кремль, кабинет Сталина. Сталин, Молотов, Тольятти, Торез, переводчики.

Тольятти. Мы готовы в любой момент взять власть, нужна ваша поддержка. На нашей стороне сотни тысяч коммунистов, десятки тысяч партизан, склады оружия… Рядом Югославия, через нее будет прямая связь с Советской армией. От нас – прямая связь с Францией. Мы накануне великих событий… В Греции – настоящая гражданская война.
Сталин. (Кивает, поворачивается к Торезу).
Торез. Франция настроена решительно. Мы везде имеем своих сторонников - в полиции, генеральном штабе, среди крупных предпринимателей. Весь мир на стороне Советского Союза. Пока не угасло это настроение – надо действовать.
Сталин. (Задумчиво). Да, на нашей стороне огромные силы.
Молотов. А какой масштаб коммунистического движения в Азии! Вооруженные силы Компартии Китая насчитывают три миллиона штыков, они ведут успешную войну против сторонников США чанкайшистов. И дальше – в Корее, в Индокитае, на Филиппинах, в Индонезии – коммунисты контролируют огромные районы. Даже в США в рядах компартии свыше ста тысяч членов, в том числе десять тысяч рядовых и офицеров в армии.
Сталин. (С тем же задумчивым выражением). Огромные силы…
Молотов. Но не надо обольщаться.
Сталин. Советский Союз не готов к третьей мировой войне.
Торез. Народ на нашей стороне!
Тольятти. Мы выставим целые дивизии партизан!
Сталин. А кто сказал, что социализм можно построить только через диктатуру пролетариата? Маркс? Ленин? А через победу на парламентских выборах – разве нельзя? Я бы предпочел через победу на выборах.
Торез. Но в России вы пришли к власти через диктатуру.
Сталин. Россия была феодальной страной с отдельными очагами цивилизации. Крестьянские массы хотели только одного – получить помещичьи земли, а затем отвернуться от государства. Потом они мешали нам перевести сельское хозяйство на индустриальную основу, их было 20 миллионов мелких хозяйств… И только диктатура пролетариата дала нам возможность в конце концов победить. А в Европе разве такое положение?
Тольятти. (Растерянно). Значит, вы не хотите поддержать коммунистическую революцию? Тогда мы как политическая сила исчезнем.
Сталин. Никуда не исчезнете. Коммунизм как передовая идеология, как стремление людей к справедливости – разве может куда-то исчезнуть? Разве учение Христа исчезло после его казни?
Тольятти. Но наше место займут проамериканские силы. Их поддержит крупный капитал, который сегодня прижал голову из-за своих связей с фашистами. А наши бойцы разбредутся по свои домам, по теплым постелям и красоткам.
Сталин. Социализм возможен даже у британской королевы! На выборах… Я в 1911 году руководил кампанией большевиков по выборам депутатов в Государственную Думу. Помню этот опыт.
Молотов. Товарищ Сталин еще был первым редактором «Правды».
Сталин. Я не раз вспоминал выборы. Потому что гражданская война хоть и дала нам победу, но потом продолжалась в нашем обществе целых двадцать лет… Вы хотите такого?
Тольятти. (Упрямо). Надо воспользоваться моментом!
Торез. Товарищ Сталин, мы ничего у вас не просим, нам нужна только солидарность.
Сталин. (Ходит по кабинету). Солидарность, солидарность… Ну, хорошо, возьмете власть, а дальше что? Энтузиазм быстро пройдет, надо будет организовывать производство, торговлю, что-то продавать-покупать, бюджет наполнять… Армию содержать. Полицию. Пенсии платить… А где возьмете качественный аппарат? У вас много кристально чистых коммунистов, готовых работать, как проклятые, ради идеи?..
Торез. Мы вам о революции, а вы о торговле.
Сталин. Не о торговле, а о государстве, товарищ Торез. Вот наши американские союзники накопили огромные средства и противопоставляют себя всему миру. А чем мы можем ответить? Да, стойкостью, сплоченностью, патриотизмом! А еще? Чтобы жизнь у народа была лучше. Чтобы народ во Франции и Италии сказал: «Хотим социализм! Будем драться за социализм!»
(Торез и Тольятти озадачены. Сталин провожает их до дверей.)
Сталин. А все равно победа будет за нами!

Collapse )
2009

Однажды к Мастеру Вану пришли трое его детей, и каждый желал странного.

Оригинал взят у pryf в Однажды к Мастеру Вану пришли трое его детей, и каждый желал странного.


— Отец, — жеманясь и краснея, сказал старший сын. — Мне кажется, я люблю мужчин больше, чем женщин. А среди мужчин я больше всех люблю Сунь Ахуя из соседней деревни. Он такой… такой!... он как Бьякуи из «Блича»! Я понимаю, ты хотел видеть во мне опору в будущем, продолжателя рода и наследника своего мастерства, но… извини, я хочу иначе. Ничего, если я приведу в дом Сунь Ахуя, и мы будем спать в одной кровати и сидеть у огня, держась за руки?

— Папа, — потупясь, сказал средний сын. — Мне кажется, я пацифист и не могу даже смотреть на оружие, мясную пищу и чужие страдания. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне сильного воина, победителя и защитника, который прославится на всю Поднебесную, но… извини, яхочу иначе. Ничего, если ты отмажешь меня от армии, и мы возьмем в дом нашего поросенка, которого мы откармливаем на Праздник Фонарей? Я назову его Пикачу, буду купать в теплой воде, повяжу на шею синий бантик, и мыс Пикачу будем кушать только растительную пищу!..

Collapse )

2009

А. Фурсов - Поле боя — Украина (окончание)

Оригинал взят у f_v_g в А. Фурсов - Поле боя — Украина (окончание)
Originally posted by sofya1444 at А. Фурсов - Поле боя — Украина (окончание)
Оригинал взят у ss69100 в А. Фурсов - Поле боя — Украина (окончание)

Первое. Украина — это абсолютно нежизнеспособное, искусственное образование, которое могло нормально функционировать только в Советском Союзе (в рамках Советского Союза). Будучи единственным, кроме России и Белоруссии, постсоветским государством, которое могло встать на ноги, Украина на ноги не встала.

Я вам хочу напомнить, что Украинская ССР была в Советском Союзе чем-то очень важным. Кто помнит (если помнит): где находится павильон Украины на ВДНХ? В центре ВДНХ. Он сейчас запущен, но он находится в центре ВДНХ. То есть всячески подчёркивалось значение Украины. И Украина могла существовать только в рамках СССР. Вне СССР Украина к развитию не способна.

Что её держало на плаву? Советское наследие, которое двадцать лет проедали, и можно лишний раз подивиться, какое же это было наследие, если украинские олигархи тупо (значительно тупее, чем российские олигархи) проедали это наследие, и его хватило на двадцать лет.

Но, как говорили в Древнем Риме, Nihil dat fortuna mancipio («Судьба ничего не даёт навечно») — и в 2013 году это наследие было проедено. Тем более, что Янукович его проедал очень и очень активно.

Украина оказалась на краю пропасти. Оказалось, что спасти её может Россия на этот раз, но это то, что не устраивало категорически США. Это первая часть.

Collapse )

80

Сколково, Гуриев, Пономарев и другие на фоне

На фоне советской истории 30-х годов.
Я просто взял кусок из своей книги о Сталине.

Одним из таких уважаемых спецов был Василий Спроге, молодой инженер-путеец, воевавший в Гражданскую войну на стороне белых. Он не смог эвакуироваться, однако сумел, опираясь на связи в инженерной среде, получить работу в Управлении исследования Волго-Донского канала (оказывается, оно работало!), а затем стал ведущим сотрудником проектирования Днепрогэса (помощником руководителя всего проекта профессора И. Г. Александрова). Его мемуары раскрывают важную сторону конкуренции между спецами и партийными кадрами.
Как известно, строительство Днепрогэса вели американские гидростроители под руководством знаменитого инженера Хью Л. Купера, впоследствии председателя Русско-американской торговой палаты, сторонник президента Ф. Рузвельта. За плечами Купера было строительство гидростанций Керкук на Миссисипи и Вильсона на Теннеси. С ним встречались Сталин, Рыков и Куйбышев. Купер говорил, что каждый доллар, вложенный в такую гидростанцию, привлекает девять долларов инвестиций в промышленность.
Начальником всего строительства на Днепре был назначен А. В. Винтер, член ВКП(б), с большими связями и бывший служащий германской электротехнической фирмы «Сименс». Как пишет В. Спроге, Винтер «упрямо пытался протащить» проект строительства дочерней «Сименс-Бау Унион», хотя у нее не было опыта работ на больших реках. Только решительные возражения Александрова и других профессионалов позволили отстоять первоначальный американский проект.
Впоследствии примененный на Днепре «метод Купера», получивший в СССР название «гребенка», использовался на всех плотинах на Волге, Ангаре, Енисее. Инженеры называли Винтера не иначе, как «этот дурак Винтер». Тем не менее он все-таки частично пробил оплату услуг «Сименса», в размере свыше двух миллионов рублей золотом (Спроге В. Записки инженера. М., 1999. С 366).
Описывая в своем докладе строительство, Купер сравнил его с возведением пирамиды Хеопса — из-за плохой организации труда. В ближайшем будущем подмеченная им проблема, помноженная на энтузиазм желавших социального роста масс и на бдительность партийных и чекистских органов, поставит вопрос о «вредительстве» старых спецов. Кто-то должен был ответить за ошибки.
Вредительство как таковое, конечно, имело место, но на самом деле оно не было самой большой проблемой. Гораздо серьезнее была проблема разрыва в картине мира у носителей двух разных миропониманий. Разгромленная санкт-петербургская Россия продолжала жить в интеллигенции, без которой новая власть не могла обойтись.
Особенно сильно это противостояние обнаружилось при оформлении концессий. Ряд концессионных сделок находилась под контролем Экономического управления ОГПУ, которое выявило непроизвольно складывающуюся систему взаимоотношений советских спецов с представителями зарубежных фирм: за вознаграждение специалисты помогали иностранцам заключать договоры на выгоднейших для тех условиях, передавали сведения, не подлежащие оглашению, знакомили с экономико-техническими данными производств, принимали участие в выработке условий договоров. ОГПУ расценивало это как новую форму подрыва экономической безопасности государства. Концессионеры, обладая полной информацией, значительно уменьшали планируемую Госпланом прибыль.